Развитие и реализация вектора

Слова у нас до важного самого
в привычку входят, ветшают, как платье.
(В.Маяковский)

На начальном этапе изучения СВП мы сталкиваемся с ощутимой сложностью описания системных понятий и процессов средствами общеупотребительной лексики. Иногда даже приходится изобретать свои термины, например, кожно-зрительная самка. Тем не менее, было бы неразумным придумывать для каждого системного понятия новое обозначение, поэтому нам приходится пользоваться уже имеющимися словами: развитие, реализация, отдача, меланхолия, гнев, ярость, любовь. Системный смысл каждого из этих понятий предельно точен, в то время как в общеупотребительном значение слово может применяться в довольно широких смысловых границах.

Каждый из нас в силу своего психического наделяет слова более понятными, более близкими нам смыслами. Например, под словом «развитие» мы нередко понимаем вообще любое изменение – поссорился, помирился, разбогател, сняли с должности – всё это в обиходе может звучать как «такое вот развитие ситуации». Отсюда возникает непонимание системного термина «развитие» начинающими изучать СВП ЮБ. То же самое происходит и с другими понятиями. Так, слово «любовь» в общеупотребительном смысле может означать, что угодно, а системно — это состояние зрительного вектора, противоположность страху.

Остановимся подробнее на системных терминах «развитие» и «реализация». В базовой статье на портале СВП ЮБ Мария Грибова подробно разъясняет, что подразумевается под этими понятиями. Вопросы возникают, когда системно мы говорим, что после пубертата никакое развитие свойств психики невозможно, только реализация уже развитых до пубертата свойств. Люди обижаются. Как же так? А то, что я за пять лет из простого техника стал инженером и рационализатором – разве это не развитие моих свойств? То, что бабушка на пенсии освоила компьютер – это разве не развитие свойств бабушки?

В обиходном, стёртом смысле, может быть, и развитие. Системно – нет. Бабушка, освоившая компьютер, нашла применение своим развитым до пубертата векторальным свойствам, которые на пенсии перестали быть востребованными. Не подарили бы компьютер, она освоила бы что-то ещё, потому что кожная потребность и способность к адаптации чего-то новенького — первичны. Была нехватка, куда попал компьютер, а мог бы попасть моторный катер, бабушка бы тоже не растерялась.

Техник, ставший рационализатором, на момент получения диплома техникума имел более высокое развитие векторальных свойств, чем предполагала его специальность. Он не отдавал себе в этом отчёт, иначе пошёл бы сразу в институт, а не в техникум, но бессознательно ощущал нехватку как «не интересно, хотелось бы чего-то ещё». Техник приложил усилие и нашёл ещё одно применение своих развитых кожных свойств: придумал нечто новое, экономящее ресурсы стаи, стал рационализатором. Если этот уровень реализации приведёт его в равновесие, значит, он соответствует уровню развития его векторальных свойств, если нет, наш рационализатор будет искать новых наслаждений развитой кожи: наладит производство, откроет бизнес и т.д.

Но довольно о коже. Она адаптивна, изменчива и подобрать примеры тут достаточно просто. Возьмём более устойчивый психотип — опытного, с большим стажем врача-реаниматолога, который вдруг… начинает рисовать картины и шить плюшевых мишек. Может показаться, что произошло какое-то умопомрачительное «развитие» способностей человека. За всю жизнь карандаша в руки не взял, а тут картины. Пуговицы жена пришивала, и вдруг валютные медведи на международных выставках, люди в очередь становятся — продай. Где во враче скрывался художник, и почему он так долго не находил реализации, можно ответить только системно.

Анально-зрительная составляющая психического у доктора долгое время была востребована на уровне, соответствующем уровню развития его векторов до пубертата – на высоком уровне и в анальности (прекрасный специалист), и в зрении (действенное сострадание к людям). Но вот ситуация изменилась. В отделении не стало лекарств, не осталось возможности возвращать людей к жизни тем способом, который был привычен и знаком доктору. Реформы лишили доктора возможности быть доктором, т.е. лишили его реализации, но оставили в неприкосновенности развитые свойства его психического бессознательного. Возникла нехватка, и человек стал «добирать» в эту нехватку имеющимися «средствами», той же анально-зрительной связкой своей, развитой, но не реализованной. Так появились плюшевые мишки.

Каждый получает от мироздания по нехватке, где нехватка — это разница между уровнем развития векторальных свойств и фактической их реализацией. Всё, что требуется от нас – приложить усилие для наполнения своей нехватки, образно говоря, не только опустить ведёрко в колодец, но и вытащить его наружу, не расплескав. Чем выше уровень развития свойств психики, тем сильнее и желание к реализации этих свойств в обществе, то есть наружу. Любое векторальное развитие идёт изнутри наружу, от себя — в общество, в стаю. И пройти этот путь из архетипа к развитию необходимо за краткий миг до пубертата включительно. Далее – только реализация.

В этом месте обычно возникают упорные возражения. Как это принять, что после 16 лет человек психически уже не развивается? Ведь он же ещё растёт! Да. Растёт телесно, а психически – только ищет применения тому, что успел развить до этого. Никогда человек не будет более восприимчив к внешнему влиянию, чем в период до полового созревания, никогда после ум его не будет настолько свободен от рационализаций и объясняловок, а сердце — настолько открыто миру. Именно поэтому так важно правильное воспитание ребёнка и подростка. Об этом написаны библиотеки, но люди всё ещё сомневаются в результатах коллективного опыта поколений и откладывают жизнь своего ребёнка на потом: «Вырастешь – узнаешь».

Он уже достаточно вырос, чтобы задать этот вопрос. Дайте ему возможность задать следующий, дайте возможность развития «свитка» архетипа от первобытного «свёрнутого» состояния по заданному импульсу в отдачу, в общество, в стаю. После пубертата этот свиток уже не развить, а ведь каждое недоразвитие – это минус возможность не только для человека, но и для вида в целом. Развитый в своих свойствах наружу человек активно адаптирует ландшафт, он ощущает свою реализованность в мире людей, он счастлив. И даже в случае потери реализации развитый человек сумеет приложить усилие к поиску новых видов реализации своих свойств. Оставшийся в архетипе не в состоянии адаптировать современный многократно усложнённый ландшафт, он аутсайдер, неадаптант и обречён ощущать глубокое несчастье нереализованности.

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно векторной психологии Юрия Бурлана 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *