Познер. Конференция

21-22 ноября в Санкт-Петербурге была проведена международная конференция «Социальные эпидемии: политика и практика эффективного ответа». В конференции, целью которой стало обсуждение социальных, экономических, клинических, психологических проблем и роли международного сотрудничества в их решении, в качестве особого гостя, принял участие известный тележурналист и телеведущий, первый президент Академии российского телевидения Владимир Познер.

Системному психологу Оюне Очировой удалось предложить Владимиру Владимировичу к обсуждению несколько тем.

Реализоваться в работе

Общество дезориентировано и пытается примерять на себя чужие одежки. Под влиянием тех же СМИ кому-то кажется, что стать успешным можно только благодаря определенным действиям и инициациям, а не природным особенностям собственной психики и ее свойствам. Поэтому определенная часть населения решается штурмовать мифические вершины, наделяя себя мифическими качествами, которые рассыпаются уже в начале попытки. Все эти тренинги успеха или идея стать миллионером за один год, как правило пробуксовывают, не успев начаться, еще в первом раунде.

Из претендента на «первый миллион» мог бы получиться хороший специалист, согласно его природным особенностям и ему совершенно не обязательно бежать за эфемерной мечтой, не глядя под ноги, только потому что у кого-то что-то получилось. Найти себя в работе, в своем деле, в том, что приносит радость и удовлетворение, а значит раскрыть свой природный потенциал, способен каждый.

Реализоваться в браке, в детях

К созданию семьи и особенно к рождению и воспитанию детей необходимо относиться с полной ответственностью, хорошо понимая, как, с кем и каким образом будут складываться отношения в будущей паре. Чтобы не ошибиться в выборе партнера и без разочарований прожить с ним жизнь, понимать его желания, как свои собственные, необходимо учиться. На тренингах одолеть эту науку не трудно, как и разобраться в том, для кого семья является ценность, а для кого нет.

«Филадельфия» — выход есть

И если СМИ не могут за человека решить его проблемы, то они способны показать, как это сделать. Точным влиянием на понижение уровня неприязни в обществе может стать кинематограф, который благодаря своей художественной форме отражения проблемы всегда несет эмоциональную нагрузку.

«Фильм «Филадельфия», который сделал то, что не могли сделать СМИ» Владимир Познер упомянул не случайно. Это был очень точный пример, потому что именно эта картина вызвала у людей, ее посмотревших, а это были миллионы американцев и вслед за ними еще большее количество западных европейцев, вызвал шквал эмоций и сострадания, тем самым значительно снизив неприязнь по отношению к людям инфицированным ВИЧ, дав новый виток развития западной масскультуре, проявлениями которой является благотворительность и волонтёрство.

Не новостные программы или дискуссионные клубы формируют мнение, позитивно или негативно влияя на умы населения и подталкивая его к неверным оценкам. Этим занимается кино, которое по утверждению Ленина, «является важнейшим из искусств». Кинематограф — это картинка+звук+эмоция. Нет эмоции — нет воздействия. Особенно важно это для людей со зрительным вектором.

Современный российский кинематограф выбраковывает эмоцию, умаляет и очерняет ее значение, размывает и измельчает ее сопереживательные аспекты. Телевидение, ставшее окном в мир, в массе своей ориентировано на замену культуры низкопробным эрзацем. На нем присутствует либо чернуха, либо потоки критиканской грязи и абсурдного ИМХО.

Государство перестало участвовать в создании кино, как это в было в Советском Союзе, когда в титрах можно было прочесть: «фильм снят по заказу Гостелерадио СССР». Очень часто для таких картин назначалась всесоюзная премьера, и тогда вся страна размещалась у экранов телевизоров. Фильм «Филадельфия», о котором говорил Познер, быстро и массово снял коллективные нехватки, заменив состраданием коллективные страхи жителей нескольких континентов.

«Просмеём страну»

Современное российское телевидение сегодня — это пир во время чумы никем не контролируемых оральников. И с задачей «Просмеём страну» они не просто успешно справляются, но и получают за это звания и премии.
В последние десятилетия все обстоит так, что оральники, поправ все ранговые статусы, проникли в авангард современного искусства. Это они собирают полные залы зрителей, расшатывая и без того хлипкое мировоззрение своих поклонников. В самую первую очередь они наносят непоправимый ущерб российской культуре, которая, в принципе, и должна давать побеги филантропии, способность к сопереживанию и состраданию.

Но этого не происходит, а если и происходит, то очень медленно и незаметно. Слишком сильным оказывается публичное влияние пересмешников на звуковиков, неспособных после «орального вмешательства» сосредотачиваться и концентрировать мысль. У зрительников оральник «пробивает» культурный слой, обесценивает наработанные ими чувства, стирая эмоции, превращая в пустышек.

Опасное слово «патриотизм»

Владимир Владимирович прав, называя слово «патриотизм» опасным. Во-первых, как он точно замечает, патриотизм не возникнет сам по себе, даже если за оскорбление российской символики будут судить. Патриотизм воспитывается там, где страна, как говорит Познер, любит своего гражданина и он, в свою очередь, платит ей тем же. Любовь государства выражается в заботе о своих гражданах, говоря системным языком, оно им дает чувство защищенности и психологического комфорта.

Но это пока не для России. Те правила, которые были заложены в западном мире при основании городов и со временем превратившиеся в законы, работают только у них. Гражданин любого западного государства поддерживает свою страну налогами, которые платит, а та, в свою очередь, возвращает их ему заботой о нем. Нечто похожее было в раннем СССР. В этом случае формируется естественный патриотизм, а не надуманный и уж тем более не заказной.

Опасность, о которой недоговаривает Владимир Познер, заключается в том, что понятие «патриотизм» нередко ставят на одну ступень с понятием «национализм» и «расизм». Результаты этой подмены хорошо известны в истории.

Мы все еще живем в советской стране…

Двадцать лет раскола государства и становления новой формации с точки зрения истории срок мизерный. Массово мы все еще те, кто хорошо знаком с советским образом жизни не понаслышке. Имея просоветские установки, невозможно на новый лад управлять государством, в котором и у людей ценности совершенно противоположные западным. Попытка перевести страну на кожно-западные рельсы натыкается на неудачу и на непонимание большинством граждан самых простых вещей. Начиная от нервирующей рекламы, которая для Америки и Европы является основным двигателем торговли, и заканчивая искаженным представлением обо всех демократических свободах и нормах.

Не изменив мышление, нельзя за короткий срок построить новое государство, но можно легко разрушить старое. У нас нет времени на медленные преобразования в течение 200 лет и мы не имеем права снимать с себя ответственность и снова ждать манны небесной. Тем более, как показывает опыт, нарождающиеся новые поколения несут еще более глубокие пустОты, чем все те, кто в кожной фазе развития оказался выброшен за борт жизни.

Социальная неадаптация и невостребованость родителей неминуемо отразятся на детях, тех самых новых поколениях, которым будет поручено управлять государственным кораблем. Куда они его направят, в какой бухте пришвартуют, сохранят ли его полноценный вид или превратят в утхлое суденышко зависит не от них, а от каждого из нас, живущего сегодня.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *