Посвящение другу из бездны

Posvjashheniedruguizbezdnypreview

Ты стоял на краю бездны, а ОТТУДА доносилась ТОЛЬКО ПУСТОТА И ТИШИНА.
Ты было забрал меня с собою вниз, но я услышала эхо восходящего СОЛНЦА…

Он часто сетовал мне на жизнь, пока мы сидели и курили в его плюшевой, обставленной мягкими модными и комфортабельными диванами, гостиной… Сетовал про его обиду на мать, на сестру, на прохожего, на собаку за углом… Сейчас я вспоминаю о нём с грустинкой, ведь он мог бы стать настоящим человеком… Но не стал.

По существу я никогда так до конца и не понимала, на что он сетует. Вроде бы, с достатком у него хорошо, хорошая работа в государственных органах, даже пару приличных девушек было в его жизни, но ему всё было что-то не так. Он всегда подмечал что-то не очень «достойное» в поведении девушек и вечно пытался их исправить, выражая свои замечания к ним «сердитой иронией», от которой даже я скукоживалась, когда имела «честь присутствовать» на этих исправительных лекциях.

Я уже не помню, как мы подружились, мы всегда были друзьями. Меня привлекало в нем то, что мы с ним могли поговорить о жизни. Помню его грустный, обиженный взгляд, направленный как бы в глубину себя, в надежде отыскать там ответ или оправдания всем тем страданиям, которым была подвергнута его «страждущая» душа. Я полюбила его за это, за этот томный взгляд в темноту и глубину своей души и за то, что с ним я не только могла разделить эти страдания, но и просто помолчать, побыть в тишине, облегчая наше общее горе, наше нелегкое бремя на этой грешной земле.

Каждый раз, когда мне нужно было о чем-то подумать, я приходила к нему, мы или просто молчали, или пили чай, и я послушно и покорно слушала его нерадостные рассказы о жизни. Всё лучше, чем быть одной.

У него было много философских книг, и иногда, чтобы подразнить его, я могла спросить прочитал ли он ту или эту, и он с важностью (иногда даже с чванливостью) отвечал мне, что, конечно, да. И пускался в объяснения той или иной теории или философской мысли о жизни. Почти всегда заканчивая Римским правом и его бесполезностью, как никак он учился на юриста. Но мне было всё равно. Я обожала его рассказы, мне было интересно найти единомышленника.

Так проходило время. Я уже не помню, как это случилось, однажды я пришла к нему, и странный запах стоял в квартире. Я спросила, что это, а он с улыбкой удовлетворения и почти блаженства на лице, сказал, что это травка, и предложил попробовать, что это очень помогает расслабиться и вообще чуть ли не спасает от всех бед человечества и позволяет забыться.

Забыться, подумала я, неужели он хочет забыть, что я его подруга и забыть всех своих друзей. Я подумала, что это странно, но не осмелилась задать ему этот вопрос. Мы прошли в гостиную, которая была полна этого дыма. Я попросила его открыть балкон, так как я сама не курила — у меня была (вот именно что была!) астма. До этого он как-то умудрялся не дымить на меня в течение наших разговоров или выходил на балкон, но в этот раз он, видимо, действительно «забылся».

Помню я тогда вернулась домой и перерыла весь Интернет. Информация, которую я смогла найти о «травке» не была воодушевляющей. Меня утешало только одно, в медицинских справочниках этот наркотик классифицировался как «легкий».

А дальше было полное облако… Каждый раз, когда я приходила к нему, он отдалялся всё больше и больше. В своем «забвении» и «расслаблении» он забывал про многие вещи, на которые он раньше мне просто и открыто жаловался. И я закрывала глаза, думала, ну что ж, так хоть его душа не страдает, может, ему действительно станет легче. За всем этим я замечала, что мои визиты к нему стали реже, теперь у него появились «новые друзья» или «новые дела» и ему было некогда или он был не в настроении или были вещи поважнее.

Я удивлялась, но радовалась, что наконец-то у него появились друзья и «вещи поважнее», чем дискутировать с вечно отчужденной замудренной соседкой, не от мира сего. С момента на момент я ждала, что он представит мне своих друзей или свою новую девушку, но проходили дни, а его становилось все меньше и меньше в моей жизни. Вот уже спустя почти год, прерывистого общения и полгода полного молчания, я осмелилась, собралась и пошла к нему.

Уже на пороге я услышала этот странный запах, что одурманил меня в первый раз. Я нажала на звонок, и он открыл мне дверь. Как сейчас помню, он был в каком-то шелковом халате женского типа, а за его спиной был слышен веселый гул голосов и женских, и мужских. Я посмотрела на него вопросительным взглядом, он стоял и не говорил ничего. Почему-то в его глазах я увидела страх. ОН меня испугался. Такого не было никогда, он никогда меня не боялся. Если у него были друзья, он всегда меня приглашал, и мы ели, пили, беседовали и даже играли под гитару грустные, ну и не очень веселые песни.

А тут ужас, страх в его глазах… и пустота… какая-то необъятная, непонятная пустота, как будто это был не мой родной и близкий друг, а совсем другое далекое, холодное, отщепившееся от этого мира существо, которое только одним краешком уха, одной рукой цеплялось за эту жизнь. Но что-то было в нем, что просило о пощаде, о спасении. Оно как бы приглашало меня войти, сделать шаг обратно в его жизнь. И я сделала шаг через порог, но он стал поперек и преградил мне путь, сказав, что «не сейчас», и что «позвонит позже», и мы поговорим.

Я ушла, опустив голову. Было не обидно, меня обуял страх, страх за моего друга, за непонимание того, что с ним происходит, и того, как я могу ему помочь. Страх за то, что я не смогу это сделать — тот страх в его глазах отразился в моей душе. И она заныла, завыла и закричала: «Помогите!»

Каким-то образом я догадалась, в чем было дело. После той истории с травкой, я уже проштудировала весь Интернет, в поисках информации о последствиях, и результат был не утешающий. Легкие наркотики зачастую приводили к употреблению «тяжелых».

Я всё поняла сразу. Мой друг потерялся. Но я всё ещё надеялась, что смогу ему помочь. На следующее утро я пришла к нему опять. Хотя это было уже не утро, а 2 часа дня, мне пришлось простоять у входной двери 20 минут теребя звонок, пока в конце концов по другую сторону двери я услышала шевеление, как будто кто-то подполз к двери… Когда она открылась, то, что я увидела на пороге, не то что ужаснуло меня, вся моя сущность застыла в диком ужасе. Это был уже не мой друг, это были разорванные клочья его души, животрепещущий сигнал о помощи.

В тот день я потащила его к врачу, я уже заранее была готова к этому. У меня был знакомый, работающий с наркозависимыми, он согласился принять моего друга досрочно… После долгой консультации, на которой я не присутствовала, он вышел с опущенной головой, сказав, что будет лечиться, а потом прошептал: «Мне нужна доза»…

Я не хочу вам рассказывать все детали и подробности этого болезненного процесса, так как наверняка многие, кто будет читать этот рассказ представляют это или сами прошли через подобное… 3 года мучительных пыток, дезинтоксикации и снова попадания на иглу… и опять диспансер, больницы, и опять нежелание бороться и жить… Пока на третьем году мой друг не сорвался с крыши… до сих пор не могу забыть красного пятна на снегу… Оно никогда не сотрется из моей памяти, как и память о моем друге, как и память о моих годах с ним, сначала задумчивым, туманным и страдающим и тяжелым потом… Я не могла предать друга, я шла с ним до конца, пока он не сорвался с крыши этого дома, пока не решил улететь один…

Мы часто говорили с ним о бытие, о бренности этого мира, о его постыдности, безобразности, ненужности, но всегда сквозь эту пелену страданий, я могла увидеть свет, свет маленького, затаившегося счастья в его глазах, который погас в тот момент, когда в его жизнь вошли его новые друзья… Да, мой друг оставил за собой след, кровавый след на снегу… а ведь он МОГ СТАТЬ ЧЕЛОВЕКОМ.

Я это понимаю сейчас, как никогда, когда я раскрыла для себя причины и следствия, смысл и задумку этого мира. Я просто была немного терпеливее, чем мой друг. Ещё пару лет, и я последовала бы за ним, оставить свой бренный след на снегу. Но у меня появился шанс, и я схватилась за него всеми зубами и руками. Я знала, я чувствовала, что это было то самое, что даст мне ответы на все мои вопросы, не те, о которых мы обычно говорили с моим любимым другом часами и ночами, а на те, на которые он пытался дать мне ответ, но сорвался…

После его «ухода», я осталась одна, мне не с кем было пить чай и говорить часами. Даже когда он исчез из моей жизни на год, я знала, что он там, в доме напротив, и мысленно вела с ним беседы, пытаясь предугадать, что он мне скажет. Порой мне его так не хватало, но я знала, он там… мой лучший друг, мой верный друг душой и сердцем. И когда его не стало, мне больше не за что было зацепиться, его больше не было в этом мире. Мне так хотелось последовать туда за ним, где мы сможем продолжить наши беседы, где мы сможем быть вместе, но увы! Туда ведет только один путь, и что-то говорило мне в сердце, что он неправильный, неверный… и что я должна идти вперед и как бы то ни было продолжать.

Тогда я поклялась, что сделаю целью своей жизни, ответить на все вопросы моего друга, на все те вопросы, что не оставляли его бессонными ночами «Кто мы? Откуда мы? Имеет ли это смысл? Зачем всё это?»…

Прошло уже больше 2,5 года, я было сдалась, но буквально полгода назад Я НАШЛА ЭТИ ОТВЕТЫ, мой дорогой друг… Я плакала и смеялась, когда я нашла это: плакала от того, что не МОГУ разделить их с тобой, и радовалась от того, что поняла тебя всем сердцем, мой друг, твои искания и страдания, твое молчание и иногда хладнокровие к терзаниям и мукам этого мира. Я СМОГЛА ПРОСТИТЬ ТЕБЕ ВСЁ! Даже твое пристрастие к наркотикам, твое упертое молчание и нежелание бороться, я даже смогла простить тебе твой последний полет, НО Я ПЛАКАЛА, Я РЫДАЛА, КОГДА УЗНАЛА, НА КАКИЕ МУКИ ты себя обрек этим деянием.

Я знаю, что уже не верну тебя назад, что ты уже ушел, но придут другие, такие же, как ты, и будут задаваться теми же самыми вопросами, и для них, посвящая твоей памяти, мой верный друг, я пишу, это завещание. Для всех тех, кто ещё не начал курить травку, но испытывает влечение к ней, или уже курят не один год и хотят перейти на более тяжелые наркотики. Для всех тех, кто еще не умер от передоза, на подмостках и в темных переулках или в тишине своей «обители». Для всех тех, кто планирует или мечтает, что найдет облегчение и забвение от этого мира, отравляя свои легкие и вены.

Вы ошибаетесь, нет ответа у края бездны. ТАМ ВСЕГО ЛИШЬ ПУСТОТА и ТИШИНА. Нет спасения в лапах зеленого змея и в обкуренных помещениях. Спасение есть только внутри себя. Когда Вы найдете ответ на этот вопрос, мучавший вас с детства и поймете причину ваших страданий, ни один наркотик мира не сможет сравнится с счастьем, переполняющим вас от понимания себя самого и этого мира. Я не буду продолжать дальше, потому что думаю, что это уже предельно понятно. Мы пришли в этот мир, чтобы познать его, а не для того чтобы жить в упреках и забвениях, страданиях и ненависти.

Я знаю, что то, что я знаю сейчас, спасло бы моего друга от бездны небытия. Я исполнила слово, нашла ответы на его вопросы, которые толкнули его сначала в наркотики, а потом на шаг в пустоту. Но увы… немного не успела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *