Мишка Япончик — Неизвестные страницы нашей истории

Исаак Бабель в своих «Одесских рассказах» увековечил память об уретральном  Мойше Яковлевиче Винницком ― своеобразном одессокм Робин Гуде. Писателю удалось создать в «Одесских рассказах» невероятно обаятельный и романтичный образ  налетчика Бени Крика. Впрочем, этот персонаж долго замалчивался ―  ведь образ бандита, даже если он и стал в последствие красным командиром, не могли   поставить на одну ступень со светлыми, соответствующими идеологии времени  ликами героев, описанных в произведениях эпохи социалистического реализма.

Исаак Бабель, создавая «Одесские рассказы», выполнял социальный заказ. Задачей писателя было создание   произведения времен интервенции, в котором образы  персонажей должны были быть наполнены негативизмом. Но писатель настолько сдвинул акценты и, мягко говоря, сгустил краски, что невольно придал образу одесского мафиози настолько потрясающий шарм и неуемное очарование, что тот затмил литературных героев времен и Гражданской войны и революции.

Оценивая работу писателя системно, мы понимаем, что не мог анально-зрительный со звуком писатель, комплементарный уретральным ценностям, не восхищаться  в душе Мишкой Япончиком. Так же, как и легендарный Мишка Япончик, писатель родился на Молдаванке и отлично знал, какие нравы царили в этой части города. Он был прекрасно осведомлен о том, что здесь буйным цветом цвела воровская «малина», о том, что происходило в дешевых кабаках, притонах и домах свиданий… Знал писатель и о том, что полиция в этот район без особой надобности нос не совала. А если представители власти и появлялись тут, то о каждом ее появлении местные узнавали заранее.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *