Эмоциональный шантаж в кругу друзей. Завтра мой последний день!

– Света, вызови скорую, сейчас же! Она умирает! – кричала мне подруга из другой комнаты.

3

Забежав в спальню, я увидела одну из наших подруг Инну, лежащую на полу. Ее лицо было мертвенно бледным с синим оттенком. Над ней сидела моя близкая подруга Вика, у которой от страха лицо приобрело такой же оттенок, как и у лежащей на полу Инны. Вика пыталась привести подругу в чувство, тряся ее за голову и давая лёгкие пощёчины…

– И когда только она успела хватануть эти чертовы таблетки?! – плакала Вика. – Мы же вроде бы весь вечер были вместе! Ну что с ней делать, только оставишь ее одну, как она тут же снова травит себя! Сможем ли мы спасти её? Будь проклят её чёртов Славик! Это все из-за него!

Приехала скорая. Сделали промывание желудка, дали необходимые лекарства, привели несчастную девушку в себя… Кстати, к тому времени врачи скорой уже знали ее и посоветовали отвести девушку к психиатру.

Очнувшись, Инна снова бредила Славиком и снова плакала…

Надо сказать, что эти попытки суицида продолжались уже, как минимум, год. Раз за разом, поссорившись или снова расставшись со своим молодым человеком, Инна предпринимала попытку суицида, чем уже изрядно надоела своим подругам.

4

Признаться честно, я не очень верила в ее попытки уйти из жизни, даже изучила некоторую доступную тогда литературу по психологии, чтобы понять, действительно ли она так настойчиво пытается уйти из жизни или это просто эмоциональный шантаж?

Вика же настолько принимала эти ее попытки покончить с собой за чистую монету, что даже не допускала и мысли о том, что это может быть фарсом.

– Ты с ума сошла! Она же получает такие травмы от отношений! И не мудрено, что ей жизнь не в радость! – говорила мне она.

А то, что она сама бедного Славика раз за разом доводил до скандала, этого почему-то никто из друзей Инны не замечал.

Попытки суицида у Инны были разными: то она пыталась спрыгнуть с крыши 17-ти этажного дома, как только подружки отвернулись, то сигануть с балкона, выпить много спиртного и заесть таблетками снотворного, включить газовую плиту и отравиться газом, прикладывать нож к руке на глазах у подруг пускать каплю крови… или загадочно сказать: «Завтра мой последний день в этой жизни!», — напугав несчастных подружек до полуобморочного состояния.

Это было настолько натурально, что не поверить было невозможно. И подруги постоянно вились вокруг нее, уговаривая не прыгать, не резать вены, обнимая и плача вместе с ней, заботясь о ее чувствах и жизни практически постоянно, старались в моменты кризиса не оставлять ее одну…

Наверно это продолжалось бы еще долго, если бы не один случай.

Мы ненадолго оставили в очередной раз плачущую Инну у одной из наших подруг и пошли в магазин, пообещав ей купить что-нибудь вкусненькое. Не было возможности взять Инну с собой, она была слишком уставшей после очередного расставания с новым любимым. Однако мы все же опасались, как бы она не натворила чего в наше отсутствие.

Входная дверь была не заперта, и, тихо зайдя домой, мы застали такую картину: Инна сидела на полу, держа наготове раскрытые ножницы и простынь. Она не слышала, что мы зашли, а услышав, тут же неистово начала резать простынь, калеча свои пальцы… вот тут-то нам стало все ясно. Мы осознали, что Инна эмоционально шантажирует нас с какой-то непонятной нам целью.

После ссоры с Инной и нашего игнорирования ее истерик и попыток самоубийства, все это прекратилось само собой (или, может быть, прекратилось только в нашем присутствии).

Со временем мы отдалились друг от друга. Тогда нам было по шестнадцать лет, и я точно знаю, что Инна жива до сих пор.

1 (последняя картинка)

Сейчас, благодаря знаниям системно-векторной психологии, я могу проанализировать ситуацию. Поступки Инны явно говорят о наличии у нее зрительного вектора в неразвитом состоянии. Зрительники – очень эмоциональные людиКогда они нереализованы, то могут закатывать истерики, тянуть внимание на себя, привлекать к себе взгляды окружающих демонстративным поведением и поступками. И если «по-хорошему» привлечь не получается, то в ход идут любые средства. Сочувствующий и сопереживающий другим – в развитом состоянии, в неразвитом – заставляет окружающих сочувствовать и сопереживать себе. Может устраивать «театр одного актера» на дому, добирая внимание окружающих эмоциональным шантажом.

Представители зрительного вектора могут манипулировать окружающими, привлекая их внимание и, получая таким образом свою порцию внимания и любви, как делала героиня этой истории.

Да, у них бывают душевные переживания и даже ощущения потери смысла жизни. Они могут пойти на самоубийство, однако часто бывает, что они бессознательно делают это таким образом, чтобы кто-то оказался рядом или вовремя пришел на помощь. То есть оставляют запас времени на свое спасение. Они те, кто по своей природе создают эмоциональные связи и, потеряв их, могут решиться уйти из жизни.

Также они могут манипулировать окружающими, привлекая их внимание, чтобы получить таким образом свою долю заботы и любви.

А ведь из Инны могла бы получиться замечательная актриса, если бы ее зрительный вектор развивался правильно.

Как правильно развить зрительный вектор в ребенке и во взрослом человеке и распознать эмоциональный шантаж, вы узнаете на тренинге по системно векторной психологии Юрия Бурлана.

Светлана Чуева, психолог

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно векторной психологии Юрия Бурлана.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *