Что делать, если ребенок провоцирует конфликты

Сдержанный на эмоции, холодный в проявлении своих чувств, Саша обращает на себя внимание не только педагогов начальной школы, в которой он учится. Даже родная бабушка отмечает особенности в развитии и поведении 9-летнего мальчика, его нежелание общаться без выгоды для себя самого, частое озлобление, расчётливые поступки. Проявления кожного вектора у ребенка не оставляют никаких сомнений. Так, например, он может долго не выполнять какое-то задание, но как только появляется выгода, это может быть родительский бонус — взнос в его копилку, он стремглав подрывается с места выполнять заданную работу.

Кожный ребёнок2

В своем возрасте он уже очень хорошо умеет считать деньги, знает, что и сколько стоит, часто упоминает о ценах и сравнивает их. Ему очень важен внешний лоск и престиж, о которых странно слышать от ребенка его возраста. Так, к примеру, он, разбираясь в автомобилях, особенно выделяет “крутые тачки” и “лоховские”, “крутые” брендовые вещи и “отстойные” для тех, у кого нет денег. Все, кто не имеет денег, – лохи.

Саша скуп на слова, его не заставишь делиться радостью, улыбка редкая, губы плотно сжаты. В привычку для него вошло задевать младшего братика, как будто указывая ему его низшее место. Мальчика часто преследуют драки, в которых он с удовольствием участвует и нередко сам их провоцирует. Тот момент, что сам он бывает бит и возвращается  домой с синяками, его не беспокоит, а даже как будто радует.

Мама мальчика повторяет как мантру слова “надеюсь, перерастет”, совершенно не понимая, что само собой это не произойдет. И только владение знаниями системно-векторной психологии Юрия Бурлана позволяет понять, что на самом деле происходит с ребенком и почему.

Любому человеку заданы с рождения определенные природные, его характеризующие и им живущие, особенности. Чтобы развить их и вырастить человека, в будущем способного реализовать свои свойства наилучшим образом, необходимы знания о природе сил и желаний, живущих каждым из нас. Этими знаниями в полном объёме располагает системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Кожная сноровка

Я Сашин репетитор. Начинается занятие, и, несмотря на явное нежелание постигать азы английского языка, о чем чуть позже, Саша выглядит довольным и энергичным. Он с быстротой молнии юркими пальчиками перебирает всё, что имеется на столе. Хотя он и сидит на стуле, количество совершаемых им движений создаёт впечатление настоящего вихря, все равно, что он бы бегал вокруг стола! Саша буквально жонглирует всеми подряд предметами, разбросанными по парте, на ходу изобретает из них невероятные конструкции. Он меткий, ловкий, стремительный мальчик.

Кожный ребёнок3

Саша — мальчик с кожным вектором. Его движения точны и уверены, шустрые пальчики моментально меняют направление движения, он похож на натянутую тетиву лука, готового выстрелить в любой момент и поразить цель. Это и есть его природное предназначение. Детки с кожным вектором рождены быть охотниками и добытчиками, у них гибкие подвижные тела с идеальным обменом веществ. Они бойкие и быстрые – одним словом, имеют все навыки, необходимые охотнику для погони и поражения добычи.

Такие детки отличаются незамедлительной реакцией и при вербальном общении. Это и понятно, ведь свойства вектора находят выражение и в физическом теле, а также имеют свои соответствующие проявления в психическом.

Саша не очень хочет заниматься, и наряду с мельтешащими движениями он пытается отвлечь внимание педагога на множество, конечно же, пустяковых, но уводящих в сторону, поводов. Такими могут быть его недавние изобретения из бумаги и клея, частички конструктора Lego, определенным образом соединенные ручки-карандаши… Да мало ли поводов найдёт желающий увернуться от выполнения непонятной ему задачи маленький шустрый кожник?

Особенности кожника в процессе обучения

Саша не понимает, зачем ему нужен английский язык. Дело в том, что для выполнения любой задачи, кожнику необходимо видеть перед собой чётко обозначенную цель. Он должен видеть буквально результат выполнения этой задачи. Объяснение родителей о том, что когда-то в будущем ему понадобится владение иностранным языком при каких-то неопределенных поездках в другие страны, мальчика совершенно не трогает.

Он еще может понять такое, например, задание, как выучить стихотворение на иностранном языке, но только не просто так, а к определенному уроку, обязательно его ответить на этом уроке, чтобы получить оценку и… забыть о нем. Задача выполнена. Результат получен. Временные рамки соблюдены.

Ограничение по времени является еще одной особенностью воспитания детей с этим вектором. Они буквально кожей чувствуют время, поэтому для них важна не только сама задача, но и сроки её сдачи. Всё. А по-другому никак.  А пока сроки дополнительного изучения иностранного языка и цели для него не ясны и неопределенны, он увиливает от занятий всеми возможными способами. Порой изобретая совершенно неуместные.

Формирование мазохистского сценария

Например, он может лечь на стол и не реагировать на слова. Никакие слова, ни хорошие, ни плохие не заставят его поднять голову. Ну, конечно, можно позвать маму из соседней комнаты, но только это бесполезно, потому что и мама ему уже не указ. А нужно Саше, оказывается, следующее. Он ждёт, когда педагог или мама в гневе праведном пнёт или дёрнет его, заденет чем-то, в общем, каким-то волшебным образом “ударит”.

Иногда он применяет другую тактику боя, он начинает вести себя крайне агрессивно, бросаться чем-то, выставлять острые предметы и так далее, провоцируя взрослого на поднятие на него руки. Так у Саши проявляются первые признаки мазохистского сценария, возникающего в определенных условиях  у носителей кожного вектора. Обладая знаниями системно-векторной психологии, можно утверждать, что такого ребенка били. Так и оказалось: до школы родители неоднократно применяли по отношению к нему наказание ремнём.

Кожные детки, битые в детстве своими родителями по нежной коже, с трудом переносят подобные наказания. Их кожа отличается гиперчувствительностью, она реагирует на малейшее прикосновение, а физические наказания ведут к плачевным последствиям. (Речь не о том, что бить нельзя только кожного ребенка, детей нельзя бить в принципе, но механизм возникновения мазохизма, а также фиксации на воровстве связан именно с битьем кожных детей.) Когда такого ребенка самые близкие люди начинаю воспитывать “кнутом”, его сверхчувственная кожа испытывает очень сильную боль, а его психическое — сверхстресс.

Мы помним о том, что первоочередная задача человека — выжить во что бы то ни стало, сохранить себя, свою форму. Таким образом, испытание болью заставляет мозг маленького кожника искать выход из этой ситуации, приспосабливаться, чтобы сохранить собственную целостность. Чтобы преодолеть болевые ощущения, его мозг выбрасывает эндорфины – природные опиаты, позволяющие ему переживать эти страшные моменты без особенных психических потерь.

При повторном активировании такого механизма в психике фиксируется цепочка реакций – получение боли сопровождается ощущением бессознательного удовлетворения. Если процесс подобного воспитания затягивается и ребенок научается получать своё “счастье” через болевые ощущения, мазохистский комплекс ему обеспечен. Так и Саша, всячески пытаясь быть задетым на уроке, провоцируя неуместным поведением раздражение учителя, ождидает своей порции “счастья”.

Еще одним подтверждением задействованности данного механизма является то, что у Саши с пугающим постоянством в определенный день недели появляются неудовлетворительные оценки по физкультуре. По физкультуре! Это тот предмет, где кожный ребенок может реализовать себя в самом лучшем смысле по полной программе!

Ведь для кожников соревновательность есть суть проявления их темперамента, естественное ранжирование, получение первых мест среди прочих участников, применение заданных им качеств! Но Саша получает обратный результат. Учитель наказывает его таким образом за отвратительное поведение по отношению к другим детям и постоянному срыву дисциплины в классе. Родителей в школу по этому поводу не вызывают. Их позиция по этому вопросу однозначна – Сашу не любит учитель.

Был и совсем нехороший случай. Какое-то время назад в школе Саша принял участие в безжалостном избиении другого мальчика. Учителя говорили об особенной жёсткости этого нападения и советовали родителям избивавших обратиться к психологу по поводу нанесения таких повреждений ребенку. Родители Саши были очень удивлены таким обстоятельством. Но к психологии у них отношение отрицательное, и они просто «провели воспитательную работу» дома, постаравшись забыть об этом случае.

Все лохи. Причины и следствия

Мы, взрослые люди, живём по законам причинно-следственных связей, которые наглядно функционируют в физическом мире. Выполняя какое-то действие, мы предполагаем определенный результат. Мы понимаем, что конкретно мы вложили в процесс, и какой исход ожидаем. Но человек состоит не только из физического вещества, но и из психической составляющей, где тоже действуют законы, даже тогда, когда они нам неизвестны.

Так и любое воздействие на ребенка имеет свои последствия. Вы искренне улыбнулись ему – он радуется Вам. Неужели, когда вы ударили его, вы ожидаете, что за этим должно последовать послушание?

Кожный ребенок  воспринимает побои многократно более болезненно, чем любой другой, а потом научается извлекать из них удовольствие, о чем было упомянуто ранее. Став взрослым, такой человек неосознанно проживает комплекс неудачника и лузера. Ведь и повзрослев, он подсознательно продолжает искать тычки и побои.

Будучи уже взрослыми людьми и разумно подходя к ситуации, такие люди часто не могут найти причины преследующих их неудач. Не осознавая, что причины их находятся в детских переживаниях, в привитой способности получать неосознаваемое удовольствие от стрессовых, болевых, приносящих страдание ситуаций. Это тема для отдельной статьи.

Кожный ребёнок1

Родительское отношение к Саше с использованием битья в качестве воспитания, научило его воспринимать эту ситуацию как норму. Битый кожный ребенок уже не способен развиваться согласно его природным свойствам, т.к. такие наказания ставят под удар его чувство безопасности, заставляя активироваться архетипичные свойства, чтобы выжить. В таких условиях ребенок часто имеет большие или меньшие трудности в адаптации в коллективе. Ведь навыков социально приемлемого поведения не формируется. Поэтому нередко и ранжирование в детском коллективе проходит в провокациях на драку – такой у него формируется стиль общения с другими детьми.

Конечно, у Саши нет друзей. У него нет ни одного друга. Он одинок в среде своих сверстников. Я наблюдаю его иногда, когда он сталкивается с другими детьми. Навыки общения у него просто отсутствуют. Рационализация, то есть сознательное объяснение происходящего с ним такое – все лохи. Нет друзей, потому что лохи. Не с кем гулять, потому что лохи. Не с кем собирать конструктор, так все же лохи, ни на что не способные.

Я занимаюсь с Сашей несколько лет и последний год настояла на том, чтобы раз в неделю он занимался на моей территории. Это было сложно устроить, но получилось, и я вижу колоссальные подвижки. Раньше я постоянно слышала от него о цене покупаемых ему игрушек. Конечно же, это была самая “крутая” цена!

Недавно он, обсуждая конструкторы моего сына, попытался вставить слово “лох”. Я никак не среагировала, просто заметила, что мне важно, чтобы мой сын получал удовольствие от того, что он строит. К тому же, он часто делает это для других и дарит им свои поделки. Саша какое-то время молчал, а потом сказал: “Ну, вот та коробка у Вас большая в углу с конструктором LegoChima на самом деле очень хорошая. Просто я из него уже вырос, а раньше я очень любил его собирать”.

Понимаете, все эти атрибуты внешние, цены, большие коробки, лохи и крутые, всё ничтожно, потому что говорит о них ребёнок. Пока он маленький, ему необходимо научиться ориентироваться в своих желаниях и чувствах, научиться их выражать, находить друзей по интересам. Для меня это был прорыв в общении с Сашей, уже не единственный, есть и другие результаты.

Я вижу, с каким желанием он приходит на занятия и ни одно еще не было им сорвано и не прошло неуспешно. В последнее время в печати появилось много книг с подобными названиями “Как говорить с ребенком? ”, “Как сделать, чтобы дети учились? ” и т.д. Но ни одна из них не дает ясного понимания, что собой представляет Ваш ребенок, почему к нему применим такой, а не другой подход.

Мне как педагогу со стажем ясно одно, что только поняв природу ребенка, осознав его особенности, можно увидеть, что им живет и почему он такой, почему дети очень сильно отличаются друг от друга.При этом образовательная программа одна для всех – необходимо выявить эти природные законы, четко дифференцировать детей и самих себя, чтобы каждый ребенок мог развиться и проявить себя максимально.

Без постижения внутренних, заложенных природой программ невозможно ни позитивное общение, ни продуктивное обучение, ни дальнейшая реализация в обществе. Все вышеперечисленные моменты помогает раскрывать тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, аналогов которому просто нет. Применение знаний системно-векторной психологии в педагогике невозможно переоценить. Результаты говорят сами за себя.

Ольга Барковская, педагог, студентка факультета психологии

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно векторной психологии Юрия Бурлана

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *