Две монеты

Туман опускался все ниже. Огни города цветной акварелью расплывались в молоке ночных улиц. В руках холодок. Деньги. Огромная куча денег. Вот здесь, в пяти минутах от него.

Две монеты

Радоваться бы, а он как будто в очередном тупике. Это состояние, словно Калипсо, не отпускающее Одиссея из своих объятий. В такую минуту еле уловимый шепот собственного «Я» страшнее самого громкого звука. Оно-то знает, что состоит лишь из того, что готово впустить в свою жизнь. Трудно оставаться самим собой, когда за плечами рюкзак со слепками всего, что некогда волновало, беспокоило, будоражило, пока живы крепкие цепи привязанностей к пылким земным страстям. Ладони чесались. Весь этот хлам выкинуть бы… Да слишком высока цена свободы. Марк сделал глоток виски. Поправил галстук. Чертов костюм. Одолженный на вечер у соседа. Немного жмет в плечах. С непривычки Марку казалось, что выглядит он нелепо. Еще вчера – человек с двумя монетами в кармане. Сегодня – миллионер. Дорогие сигары, костюм, виски – перед глазами Марка заиграл своей живительной прохладой мираж ближайших перспектив в пустыне серых будней последних шести лет скитаний и мытарств по съемным квартирам, одиночным заработкам, ворованным обедам и дружеским вечерним кофе от владельца костюма. Марк всегда мечтал о больших деньгах, даже допивая очередной соседский кофе и засыпая в тесной мансардной комнатке, он представлял себе, как разъезжает по городу в черном авто последней модели. Этот образ преследовал его повсюду. Пожалуй, еще виски. Время, как будто прилипло к какой-то точке.

Он отошел от окна. В мягком кресле ждать все же удобнее. На часах было без пяти минут шесть. Скоро Рождество. Надо было успокоиться. Взять себя в руки. Он подумал о том, что бы чувствовал на месте банкира, который из-за простого лотерейного билета должен был бы распрощаться с парой миллионов. С 2 миллионами 542 тысячами 101 долларом, если быть точным.
В кресле словно в облаке. Марк снова взглянул на часы. Минута. Прошла всего минута. Дома с праздничным ужином ждет Сьюзи. Говорить ей о чудесном выигрыше, или разругаться и уйти? Последние месяцы их ссоры участились. Сьюзи молода и привлекательна, найдет кого-нибудь. А он… Он давно мечтал поменять свою жизнь. А тут жизнь ему и карты в руки…

***

Мэри стояла в двух метрах от человека у окна. Она наблюдала, как он убегает в туман. Она видела, что он перед выбором, но единственное, что могла сделать – посылать мыслеформы. Мэри ощущала его готовность их принимать, но в пространстве был кто-то еще. Едкий, еле слышный запах преследовал этого человека. Запах нечеловеческий. Мэри понимала, что он появился неспроста. Мэри видела, как нервно поглядывал на часы этот человек. Она хотела сказать, что за руинами всегда виден горизонт новых возможностей, но что видит перед собой он? Что видела бы она, будь она в его шкуре? Человек выбирает из того, что видит, но нельзя недооценивать силы тех, кто влияет на его видение.

Мэри знала, что не может оставить все, как есть. Достучаться до него она могла только во сне. Человек снова посмотрел на часы. Она поняла: у нее всего пару минут.

***

Две монеты (рассказ)GdeFon.ru

– А вы знаете, что если в человеке убрать все пространство между атомами, то он пролезет в игольное ушко? – мужчина в пенсне смотрел Марку прямо в глаза. От неожиданности он инстинктивно отпрянул назад. Оглянулся. Вокруг творилось что-то невероятное – он сидел на траве. Голова гудела. Марк был раздосадован. Так он и знал. Это был всего лишь сон, этот его выигрыш. Правда же, как он мог поверить. Такое бывает только в чудесах. – Так вот, то, что вы думаете – на самом деле чистая правда, – продолжал человек в пенсне, похожий на доктора. – Но, знаете ли, не всегда правда, даже самая наичистейшая и правильная (замечу!), бывает единственно верным способом воздействовать на человека. Вот вам, к примеру, зачем нужны деньги?

– Не приставайте к нему, Доктор, – одернула его готического вида девочка. Девочка как девочка, с двумя косичками. Гольфы, юбка, жакет – в общем, на вид ничем не приметная, меланхолического вида четвероклассница. – Ему и так многое надо для себя решить. Вы, – обратилась девочка к Марку, – лучше с ним не говорите. И вообще, лучше ни с кем не говорите. Здесь надо уметь слушать и слышать. Остальное вы сами поймете. У вас есть 3 секунды. Раз, два, три. Пошли.
– Куда? – Марк был в недоумении. Руки инстинктивно потянулись к карману. Две монеты, те самые, что принесли ему выигрыш, лежали в кармане.
– Ваши монеты на месте. Считайте это подарком судьбы, – улыбнулся Доктор. – Но я все же хотел уточнить, зачем вам они? Если у вас нет какой-либо благородной цели, на которые можно было бы потратить это богатство…
– Богатство? – Марк разозлился. – Да какое богатство? То, которое я еще на руки не получил?
– О, не будьте так мелочны и щепетильны. Деньги либо есть, либо их нет. А те, что есть, можно либо потратить с умом, либо без ума растерять. И если вы не придаете этому ценности, то как же вы можете с толком воспользоваться тем, что у вас есть?
– А он у нас ценит другие вещи, правда, Марк? – откликнулась девочка. – Кстати, меня зовут По.
– По? – растерялся Марк.
– Да, в честь Эдгара По. Романтизм, символизм, декаданс – мои родители умели смаковать реальность.
– Слушайте, что, черт побери, происходит? Почему я здесь? И зачем вы мне нужны?
– Дела-а-а-вой, – потянул Доктор.
– Ага, – По, казалось, уже потеряла интерес к Марку. – Вставай. Пошли. Иначе так и рискуешь остаться здесь и никогда ничего не узнать.
– Пугаешь инквизицией? – попытался отшутиться Марк.
– Самая большая инквизиция – это ты сам, – По поправила косички и зашагала в сторону леса.
– Кстати, знаете, почему так говорят? – встрепенулся Доктор. – Вот никогда не поверите. Многие так говорят, совершенно не задумываясь о том, что на самом деле скрывается за их словами. Собственно говоря, большинство людей очень часто так делает. Я бы даже сказал, что это какая-то эпидемия…
– Доктор, – одернула человека в пенсне По.
– Нет-нет. Вы уж, пожалуйста, дослушайте. Меня нельзя перебивать. Так вот если вы верите в ангелов, а вы в них верите, иначе никогда бы в жизни не попали сюда – ну, знаете ли, невозможно попасть в мир, которого не существует. То есть я хочу сказать, что если этого мира для вас не существует, следовательно, вы не можете попасть в него. Все субъективно, понимаете? А если вы здесь – значит, вы верите в него.
– Ангелы? Какие ангелы? Я не верю в ангелов, – Марк удивился, как быстро передвигается девочка. Ему пришлось буквально бежать за ней.
– Ага, и в чудеса тоже, – отстранённо прокомментировала девочка. – Именно поэтому вы на последние две монеты купили лотерейный билет и выиграли все. Как вы любите высокопарно говорить в этих случаях, «сорвали джек-пот».
– На кругленькую суммочку, замечу-с, – уточнил Доктор. – 2 миллиона 542 тысячи 101 доллар, если быть точным.

две монеты

– Вы что шпионили за мной? – Марк негодовал. – Куда вы меня ведете?
– Не бурчи, – По выглядела не по годам серьезной.
– Так вот, – продолжил Доктор, – если вы мне позволите, я попытаюсь донести вам свою мысль. Как вы догадываетесь…И я, кстати, даже готов вам напомнить тот самый момент, с которого вы забыли о том, что вы догадываетесь…
– Да о чем догадываюсь? Вы меня с ума сведете!
– Ну, это вряд ли. Этого в нашем послужном списке нет. Кто-то уже успел это сделать до нас, – По остановилась. – Символическая секунда тишины, – она подняла вверх палец.
– Символическая?
– Да, тсс, – Доктор дотронулся до руки Марка. – Эта секунда символическая, потому что она дает возможность По отдохнуть, – шепотом продолжил его собеседник. – По необходим такой отдых каждый час. Вы не представляете, что эта за напасть – хороший слух. Кроме Символической минуты есть минута Вселенской тоски, которую По посвящает мыслям, и минута Концентрации – на случай, если надо получить новое задание. Например, перед тем, как ты попал сюда, По пришлось взять три минуты Концентрации. Какой-то ты неудобоперевариваемый для ее слуха оказался.
– Ничего бредовее не слышал.
– То ли еще будет, – Марку показалось, что Доктор молчит, но он явно слышал голос Доктора у себя в ушах. – Так вот, продолжу. С тех пор, как вы, будучи шестилетним мальчиком, прождали у морозного окна в детском доме целый рождественский вечер людей, давших слово стать вашими родителями (они так и не пришли, хотя, конечно, обещали, и вы отлично помнили улыбку рыжеволосой дамы и ее белое шерстяное платье с красными бусами), так вот с того самого Рождества вы решили, что забудете о том, что знаете больше, чем думаете. Вы закрыли для себя мир неизведанных пока вам законов. В итоге, вы закрыли для себя возможность вспомнить все. Кстати, вам действительно неинтересно, почему они не приехали? Хотя, ладно, я не буду уклоняться в дебри…
– Не стесняйтесь, Доктор, у вас хорошо получается, – Марк чувствовал себя разочарованным. Он так и не понял, сколько времени прошло с тех пор, как он оказался в этом странном мире. Может это сон?
– Поздно, – отрезала По. – Вы уже здесь. Следовательно, подвергать сомнению то, что с вами происходит – это худшее, что вы можете сделать для себя в конкретный момент.
– Если ты такая умная, может, подскажешь, что мне делать? – Марк еле сдерживался, чтобы не сорваться на крик.
– Подскажу. Провоцировать. Делать то, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть.
– Спасибо, помогла, – съязвил Марк.
– Не за что, – По решительно продолжила свой путь.
– А я все-таки продолжу, – Доктор догонял Марка.
– Я хочу знать, где я, и как я сюда попал?
– Вы здесь. Попали сюда оттуда, — указал в противоположную сторону Доктор.
– Очень смешно.
– Вы снова меня перебили. Вас перенес сюда ваш ангел, – Доктор остановился.
– Ангел?
– Ангел. Вы находитесь в одной из приграничных зон, – По дошла до ближайших деревьев. – Мы не контактируем с ангелами. Мы всего лишь проводники. Вы это не вы, а часть вас, которая проявила готовность услышать ангела.
– Понимаете, есть мир людей и мир ангелов. Все как бы в курсе: они знают о вас, вы знаете о них. Вы как-то сосуществуете в параллельных мирах. Вы думаете, что они помогают вам, спасают вас. Они думают, что это их задача, что так задумал Творец. Мы не оспариваем и не соглашаемся. Мы лишь проводим их мыслеформы в ваши головы в случаях, когда это необходимо.
– Например, как сейчас, – девочка кивнула в сторону леса. – Дальше ты идешь один.
– Эй, куда?
– О, это будет увлекательное путешествие в один шаг и один вздох. Только дайте слово не увлекаться абстракционизмом и ни в чью честь детей не называть. – По замерла. Марк только сейчас заметил, что на горизонте вставало солнце. Рассвет залился румянцем по небу.
– После того, как я закончу, глубоко вдохните, закройте глаза и сделайте шаг. Возможно, вы не попадете, куда хотите, но вы обязательно попадете туда, куда вам нужно. – По, завороженная, смотрела на рассвет.

Счастье прилипло кусками –
Не отодрать.
Полоснуло по венам. Потекло.
Разлилось солнцем вокруг.
Я не знаю, как стала
Самой несерьезной вдруг.

Мое счастье рассыпалось
Горошинами по мосту.
Крупным жемчугом выросло
И растаяло устрицей в чьем-то рту.
Разорвалось снарядами
Новогодних салютов и звезд.
Детским смехом ворвалось
Из мира снов и грез.

И вот в этом потоке полифонии и голосов
На секунду замешкалось.
Мое счастье застенчиво стопит у твоего окна.
— Эй… ты можешь не видеть.
Не жаждать. Не знать.
Только вкрадчивый шаг ритма сердца
Не останавливай.
Я буду ждать.

Марк глубоко вдохнул, закрыл глаза и сделал шаг.

***

две_монетыGdeFon.ru

– Простите, что вам пришлось меня ждать, – женский голос появился на доли секунды раньше, чем Марк открыл глаза. Перед ним стояла молодая девушка. – Знаете, пришлось пойти на хитрость, чтобы встретиться с вами. У меня мало времени, но этого достаточно, чтобы сказать вам то, что я обязана сказать. У каждой души есть достаточно бесстрашия преодолеть то, что она хочет преодолеть. И этот круг человек очерчивает сам, но, возвращаясь, каждый раз в точку, которая была отправной, он рискует не выйти из замкнутого круга. У вас такой шанс есть. Помните, кому многое дано, с того и спрос. От того, как вы распорядитесь тем, что попало в ваши руки, от этого выбора зависит история целого города и многих поколений. Я не в силах вас убедить. Но я в силах вам напомнить, что человек – проекция вне времени. Подумайте о себе не как о концентрате желаний, зажатом в конкретном «здесь и сейчас». Подумайте о себе вне пространства и времени. В вас заключена жизнь праотцов и потомков. Подумайте, что если вы вспомнили бы об этом, как вы в этом случае распорядитесь тем, что у вас в руках?

Мэри остановилась. Она впервые говорила с человеком. Она впервые рискнула встретиться с человеком не через слои параллельных миров, а тэт-а-тэт… Ей так много хотелось еще сказать, но и этого было более чем достаточно. Она не вправе вмешиваться в ход событий. Решать ему. Она стояла в двух метрах от того, кто должен был сделать выбор. И она сделала все, что могла.
Она попыталась.
Глубокий вдох. Выдох.

***

– Простите, что вам пришлось нас ждать, – дверь распахнулась, в нее вошел невысокий полноватый человек.
Марк открыл глаза.
– Ну что ж, приступим? – Человек достал контракт. – Мистер Н. подойдет с минуты на минуту. А вы пока прочтите, что здесь написано.
Марк молча пролистнул документ. Он выглядел слегка отрешенным, но его собеседник списал это на шоковое состояние – не каждый день судьба подкидывает подарок в виде «пары лимонов». На часах было 10 минут 7-го.
– Знаете, – медленно начал Марк. – Я никогда не подписывал таких контрактов. Я могу внести в него изменения?
– Какие? – полноватый человек занервничал.
– Мне не нужны наличные здесь и сейчас, – Марк отвернулся к окну. Туман почти рассеялся. – Я хочу оставить их в вашем банке. Мне потребуется оформить несколько счетов…

Две_ монеты

– Что ж, я думаю, это вполне реально.

– Городу нужен завод по переработке отходов. Не подскажите, к кому обратиться за дельным советом?
– Я…
– Ну, да, понимаю… – Марк оторвался от окна и посмотрел в глаза своему собеседнику. – И кстати. Вы знаете, что если в человеке убрать все пространство между атомами, то он пролезет в игольное ушко? Вот такая мы большая пустота…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *