ТРАГЕДИЯ НА КУБАНИ. ПОЧЕМУ В РОССИИ НЕТ ГОСУДАРСТВА?

Трагедия на Кубани взбудоражила всю Россию – многие из нас издалека соболезнуют пострадавшим, высылают гуманитарную помощь, пожертвования. И очередной раз мы потрясены халатностью чиновников, не удосужившихся дать предупреждение и принять какие-либо меры по спасению населения Крымска. Выводы и чаяния людей относительно государства российского на фоне этой трагедии хорошо выражены в статье журналиста Аркадия Бабченко. Уже в названии висит тот прискорбный факт, что в России нет государства. А ведь так оно и есть.

Я глубоко сочувствую горю пострадавших в  этом стихийном бедствии, оставшихся без крова, лишившихся своих близких, бывших в неведении, спокойно спящих и ничего не подозревавших, тогда как можно было спасти многих из них…

Здесь я хочу поговорить о том, почему у нас в России все-таки так происходит. Почему шевелиться мы начинаем только тогда, когда непоправимое уже случилось (самолет разбился, город смыт) и почему же «в России нет государства». На этот вопрос в настоящее время может ответить только системно-векторная психология.

Согласно Вики-словарю,

Государство – это  высший политический институт общества, задача которого состоит в обеспечении соблюдения прав и реализации интересов лиц, проживающих на одной территории, взаимоотношения между ними регулируются на основе единых законов, осуществляется охрана границ; регулируются тем или иным образом взаимоотношения с другими государствами и народами. (Определение немного сократила, чтобы была основная суть).

Итак, основным инструментом, регулирующим отношения внутри и снаружи общества, является ЗАКОН. С точки зрения системно-векторной психологии закон как стремление к ограничению и дисциплине составляет суть кожного вектора. Кожа ограничивает наше тело, является границей между ним и внешней средой. Точно так же кожная мера психического, проявляющая себя через людей с кожным вектором, ограничивает внутреннее и внешнее, разделяет собственность, ограничивает убийство внутри коллектива и инцест (подробнее вы можете узнать об этом на бесплатных онлайн лекциях) – все это ради выживания. Это первая мера, которая оторвала нас от животного мира  (их всего восемь) с помощью добавочного желания добывать больше, чем это нужно для выживания, и ограничения животных позывов. И пошло-поехало: орудия для добывания дичи, для земледелия, копья, стрелы, мосты, города, заводы, айфон… Кожный гений – это инженерия, все, что экономит ресурсы и время. И ЗАКОН. Чтоб не поубивали друг друга. Появились государства с ограниченной территорией, внутри которых этот закон должен действовать.

Но есть еще такая вещь, как менталитет. Он зависит от типа территории, на которой расположено государство (степи, горы, моря, леса – все это определенным образом влияет на менталитет), от его истории (нашествий или относительной безопасности) и еще от некоторых факторов, которые также разбираются на тренинге. Менталитет является как бы надстройкой в наших умах, нашим «коллективным бессознательным», внутренними принципами, формой взаимодействия друг с другом. В любом явлении можно проследить закономерности, обусловленные векторами,  и менталитет также поддается системному определению, то есть имеет определенный вектор. В нашей стране исторически и территориально сложился особый его тип: уретральномышечный менталитет. Свойства уретрального вектора – это неограниченная отдача, всё ради других, жизнь коллектива дороже своей, милосердие и природная, высшая справедливость — это природный, животный альтруизм, где нет ограничений, ведь отдавать можно сколько угодно, поэтому уретральный вектор находится на вершине иерархии, он выше кожного закона ианальных традиций. Мышечный вектор – это база живого вещества,  он принимает форму того, кто его направляет, поэтому он только дополняет, усиливает  уретральный вектор. У мышечных людей нет ощущения своего Я, они сливаются в единый организм — МЫ, по территориальному признаку, отсюда же происходит деление всех людей на МЫ-свои и МЫ-чужие. Все просто.

Советская система являлась наиболее близкой нашему менталитету и способствовала укреплению нашего государства, развитию хозяйства, промышленности, технологий. Несмотря на «железный занавес», люди были удовлетворены жизнью – они реализовались, работали на государство и оно возвращало им их работу хорошим образованием детей, жильем, обеспечением всего необходимого.

Кожный вектор не находит себе развития и плохо приживается в нашем менталитете, поэтому он никогда не развился до того уровня, как на Западе (где кожный менталитет способствует колоссальному развитию закона и, что главное – его соблюдению, то есть этот закон не только снаружи, а в голове, в ментальном).

Люди с кожным вектором не задерживались на одном месте, анальные товарищи называли их летунами, не уважали. Поскольку нравственно-моральные нормы в том обществе были высокие, многие кожники спивались из-за невозможности пойти на воровство — свое природное архетипичное поведение. Всепреступления системны — преступления совершаются, когда вектор остается в архетипе, т.е. неразвитым.

После распада СССР система государственности рухнула, и Россия бухнулась в новую кожную фазу развития резко, без подготовки, прежняя система ей уже никак не соответствовала. Кожный Запад уже был к этому времени адаптирован к новым условиям, их менталитет и уровень развития закона позволил плавно и гармонично совершить переход. Конечно, у них существуют свои проблемы, но они сильно отличаются от наших.

Отсутствие развития кожного вектора на фоне уретрального менталитета создает в наших головах совершенно перевернутые ценности: мало того, что у нас нет внутри никакого ощущения закона, так еще влияют наши уретральные ценности – милосердие и справедливость – но мы не стремимся это отдавать, а требуем этого к себе. Это против природы, и, естественно, никакой справедливости к себе мы при таком подходе не получаем. Архетипичные кожники, долго терпевшие – теперь спокойно могут кидать, шустрить, брать и давать взятки (так никогда не станет поступать по-настоящему развитый кожник, он развивается до полной противоположности), договариваться – полная свобода действий.

Не имея развитой надстройки государства – закона, и в отсутствии объединения общей идеей, мы держимся только на животном уровне самоорганизации по базовому, мышечному, принципу «Свои-Чужие». Такой принцип объединения – самый простой, для выживания на животном уровне, удовлетворения базовых потребностей. Более высоких надстроек после распада Советского Союза у нас не осталось. На Западе объединение происходит на основе закона (который является внутренним императивом, человек не сворует, даже если на него никто не смотрит) и масс-культуры, которой у нас также нет. Поэтому копирование Запада в нашей стране ни к чему не приведет. Для этого нужны соответствующие ценности и понятия у людей.

Каждый сам по себе – хороший человек, со своими обидами, нехватками. Но нарушены социальные связимежду людьми, нет Целого, коллектива.  Мы говорим, что у нас сломана система образования, что где-то не работает система оповещения, что чиновничий аппарат коррумпирован… Но ведь везде – люди, нет какой-то системы без людей, все держится на нас. На людях, потерявших все культурные надстройки и ограничивающие ориентиры над социальным животным. И кричим хором о своих нехватках, жалуемся, что никто не работает, как надо. И сами не работаем – а зачем, за такую зарплату? То есть у нас нарушен механизм взаимодействия. Не «я буду работать, и вокруг меня начнут работать», а «раз никто не работает, то и я не буду» или «все же хапают, и я хапну – что тут такого», примерно так устроено в нашей голове.

В СССР государство все нам давало. А давало ли? Не сами ли люди создавали такое государство, которое за их вклад возвращало им? Сейчас мы ничего не создаем, но требуем того же – чтоб государство нам ДАВАЛО. Не внося никакого вклада при этом. Естественно, государство дышит на ладан. Имея колоссальные нехватки, мы выражаем их наружу неприязнью (о механизме возникновения внутренней неприязни можно почитать тут), еще более усугубляя ситуацию. Никто в этом не виноват, таков естественный процесс перехода в новую фазу. От нас зависит только то, КАК мы в нее перейдем. Сможем ли мы сохранить свою целостность или позволим развалиться и без того натерпевшейся стране?

Рекомендуется почитать: Россия – неясный ум и уставшее сердце

Статья написана по материалам лекций по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *