ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДРУЖБЫ

Этот пост хочу посвятить своей бывшей подруге, с которой мы не так давно расстались. Это довольно распространенный случай разочарования неадаптированного анального вектора в кожных проходимцах, которые всегда норовят кинуть. Именно обидой закончилась наша дружба.

 


Мы познакомились четыре года назад. Она выглядела гораздо старше своего возраста, на ее лице был отпечаток мудрости и опыта. Общаться начинали постепенно. Совместная работа заставляла нас общаться и сближаться. Тогда я сразу увидела в ней себя, такую, которая была на 1 курсе университета: осторожная в общении с людьми, она отчетливо давала понять дистанцию, на которую можно приближаться. Мне было это знакомо. Ее поведение говорило о каких-то старых душевных ранах, обидах. Она была веселой, смеялась над шутками, но когда речь шла о чем-то серьезном, закрывалась. Она редко соглашалась пойти вместе куда-то, очень осторожно впускала на свою территорию. Это сейчас я знаю, что это анальный вектор, который, однажды споткнувшись о кожного проходимца, теперь обижен на них всех. Но чувствовалась какая-то общность интересов. То, что я проповедовала в то время в качестве своей жизненной философии, оказалось близким и для нее, и мы стали общаться больше. Зрительный вектор требовал эмоциональной связи, и старые анальные обиды на время сдавались, пока зрение наполнялось.

Но только начавшись, отношения вдруг снова стали холодными. Через пару месяцев мы снова разговорились, так я узнала о ее первой обиде на меня. Я уже не помню, какое именно слово или смысл зацепили ее тогда, но я знала по себе, какое это тяжелое состояние – обида, чувство, что тебя предали, недодали чего-то. В обиде мы не живем, это огромная нехватка, перекос вовнутрь (так это сейчас объясняет системно-векторная психология). Пока училась в школе, я часто испытывала обиду, но моя опора накожный вектор помогала мне быстро преодолевать ее. Обижаясь и видя отсутствие какой-либо реакции со стороны обидчика, я всегда считала: «почему он обижает, а я страдаю, тут что-то не так». И понимала, что обида – это какая-то иллюзия, которая есть лишь в моих ощущениях, кожная адаптация быстро справлялась с этим чувством, потому как пользы оно не принесет. И я просто переставала воспринимать такие поступки как обидные, таким образом, спектр приемлемости поступков людей постепенно расширялся. Это я объяснила ей во время того разговора. Что это не тебя обижают, а ты обижаешьСЯ, то есть обижаешь сама себя.

После этого мы постепенно снова стали близки, наше общение полностью держалось на зрительной эмоциональной связи. Эта связь вначале была очень крепкой, мы привязались друг к другу, может быть даже любили. Мы много где бывали вместе, я познакомила ее со своими друзьями (у нее их практически не было), она здорово влилась в компанию, так как стала открытой и общительной. В то время мы еще занимались «духовными» практиками, и она даже иногда в этом участвовала. Мы обсуждали разные эзотерические книги, раскрывали тайны мироздания, ходили на тренинги. В это время раскрывался ее зрительный вектор, и опора перешла на кожу (она даже чуть-чуть похудела и лицо стало выглядеть моложе), за ней начали бегать парни, анальность перестала осторожничать и проявлялась редко и по делу. У нее появились новые интересы, она просто расцвела. Я наблюдала ее как какой-то фильм, в котором происходит волшебное преображение (у меня перед глазами уже было несколько таких примеров, которыми я просто восхищалась). На пике этого раскрытия наша любовь стала еще больше. Она часто плакала, а я плакала вместе с ней.

Ее зрение развито на очень высоком уровне, и ее эмоциональная амплитуда была куда мощнее моей. Я не очень склонна к каким-то сильным эмоциям, меня всегда обвиняли в том, что я  все анализирую и пытаюсь объяснить вместо того, чтобы посочувствовать. А тут – я раскачивалась вместе с ней и даже иногда чувствовала эйфорические состояния. Мне казалось, что она – воплощение женственности, того, чего мне всегда не хватало.

Так было на пиках эйфории. А вот когда лодку качало вниз, или появлялись нехватки в других векторах, то проявлялись и не очень хорошие состояния с обеих сторон: кожная зависть, которая иногда не позволяла эмоциям выйти в положительном направлении, в итоге зрительные раскачки, анальный вербальный садизм на пиках нехваток и все это мы выплескивали друг на друга. Против себя не пойдешь — мне не хватало эмоций, я не становилась более женственной, как ни старалась  –  иногда мне хотелось поговорить сухо, безличностно, пофилософствовать, порешать какие-то вопросы, но эти разговоры так или иначе переходили либо в сладкие объятия либо воспринимались слишком болезненно, со слезами. Я начала уставать от переизбытка сладости и эмоций и перестала постоянно их поддерживать, я не могла дать ей всего того эмоционального спектра и огромной любви, к которым она стремилась и которые были смыслом ее жизни – моей развитости на это не хватало, я чувствовала потолок, выше которого я прыгнуть не могу и не хочу. Все, что я могла дать – рассуждения, анализ ее поведения (объяснить, почему ей плохо, но объяснения зрительникам не помогают), какие-то абстрактные разговоры, решения, но не сопереживание. Часто я вообще уходила в звук и не чувствовала ее присутствия рядом.

Все это привело к тому, что общение постепенно стало сходить на нет, становилось более холодным, мы стали отдаляться. Это не было трагедией, просто мы не могли дать друг другу того, что хотели. Это был естественный процесс. Но у нее пока не было замены, и для нее потеря эмоциональной связи стала предательством и вышли наружу все старые и новые обиды. Расстались мы не очень красиво – оказалось, что я ей сделала очень больно своей холодной безэмоциональной головой когда-то (вспомнились случаи из прошлого), не поддержала ее, когда ей нужна была эмоциональная связь, и я узнала про себя много нелицеприятных вещей, но не останавливала ее, дабы дать ей выговориться. После чего ее снова подкинуло наверх и она испытала Вселенскую любовь и поняла, для чего ей достались эти переживания от такого монстра, как я. Дай Бог, чтоб это действительно было так. Ведь ей не в первый раз так больно, столько кожных «подруг» вроде меня уже предали ее анально-зрительные ценности.

Так получилось, что в каком состоянии я ее встретила, в то же состояние она и вернулась, когда мы расстались. Состояние обиды.

Что я думаю? Нужно учиться распознавать нехватки близкого человека, видеть его и свои ценности. Если имеешь какую-то ценность, БУДЬ ею, проявляй ее наружу, но не требуй того же от других. Дружба является ценностью анального вектора, а любовь – зрительного. Любовью мы можем называть что угодно – не очень крепкая эмоциональная связь в зрительном векторе – это не любовь. Каждая из нас тянула одеяло на себя, и конечно, развитому (но не реализованному) анально-зрительному человеку пережить «предательство» кожной подруги, чья «любовь» оказалась не такой прочной, как она ожидала, гораздо тяжелее. Тут и обиды, и эмоциональные раскачки (стрессующий зрительный вектор требует большого внимания к себе), все это дает огромный дисбаланс и плохое физическое состояние, болезни.

Без знаний системно-векторной психологии невозможно дифференцировать эти вещи, нет понимания другого человека изнутри, нет его оправдания, а только обвинения в его адрес и ощущение себя его жертвой. Особенно это тяжело для людей с анальным вектором, многие из которых в наше кожное время не находят себе места и живут с огромным чувством несправедливости в свой адрес.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *