17 МАЙ, 2012

Вчера мне впервые в жизни делали операцию под наркозом. Хочу поделиться впечатлениями и ощущениями в этом новом для себя состоянии.

Последнее, что помню из реальности — это как внутривенно ввели наркоз. Сильно зажгло в горле и все — я вырубилась. Перед тем, как совсем вырубиться, уже в бреду все пыталась сказать, чтоб передали мужу, что я его люблю, твердила его имя, думала, что больше не проснусь. Потом началось ЭТО. Я оказалась в какой-то другой реальности, в пространстве вне времени и вне форм, я не помнила слов, лиц, имен — ничего, памяти не было вообще, не было даже представления о том, кто я и как выглядит мое тело. Но что-то ощущало, что-то присутствовало. Не было движения, было чувство того, что я умерла и что это состояние неизменно. В нем что-то происходило, какие-то движения, но не пространственные и временные, и вне образов, а какая-то смена состояний, ощущений. Ощущение присутствия во мне кого-то, что этот кто-то мной живет, а я больше ничего не могу сама, я не влияю на свое состояние. Ощущение прямой связи с Богом, но мы не общались словами, а он только передавал мне какие-то состояния, я чувствовала себя маааленькой растягивающейся емкостью, в которую бесконечно заливают какое-то нематериальное вещество, и моя емкость вот-вот разорвется, не выдержит этого давления. Это, естественно, только ощущения моего подсознания, но мне кажется, я поняла смысл слов в каббале о том, что мы не готовы к тому, чтобы бесконечно получать Свет, что он будет ощущаться нами как зло, что это будет несовместимо с жизнью, потому что наш сосуд желаний совсем маленький. Что-то подобное я и ощутила. Это не было плохо, а как-то никак — я знала, что ничего больше не случится, что не будет никаких чувств, боли, чувство какой-то вечности. И нет больше никого, нет ощущения раздельности. Но вскоре я начала осознавать, что у меня есть близкий кто-то, кто-то отличный от меня (а кто я — не было понятно), кто остался по ту сторону, но никаких имен и лиц я еще не помнила, это просто ощущалось внутри меня как часть меня, трудно объяснить. И началось отчаяние, я кричала, что хочу жить, не знаю, может я и вправду это кричала, а не только внутри.

И тут я начала потихоньку понимать, что я не одна, что кроме меня есть еще кто-то, начала задавать какие-то вопросы и слышала ответы (как потом оказалось — это была соседка по палате, которую прооперировали сразу после меня и мы вместе отходили от наркоза). Спрашивала, кто я, где я, кто ты, одна ли я, потом узнала имя, спрашивала про детей, начали появляться какие-то представления о формах, телах, я поняла, что нахожусь в теле, которое пока не может двигаться. Потом дикое желание пить, и никаких ограничений — только желание пить, никакого стеснения, я кричала наверно на все отделение (как мне казалось), чтоб принесли пить. И счастье от того,что бьется сердце, что появились какие-то желания. Почувствовала, что кто-то как будто меня оживил, дал моему телу жизнь.

Очередное состояние — осознание того, что нет ограничений, что можно делать что хочешь и ничего не будет. Но делать ничего нельзя было, можно было только говорить — и то еле-еле. Я начала петь что-то очень тихо, слушала свой голос, потом говорила с соседкой, вспомнила ее лицо, мы бредили вместе, это надо было записать на камеру. Еще порадовало меня то, что меня больше беспокоило почему-то ее состояние, чем свое, я не ощущала никакой боли, и все порывалась встать, когда узнала, что ее тошнит, орала (как мне казалось) медсестру, но никто не приходил (мне тоже так казалось). Потом я вроде бы даже встала, но услышала «чего сидишь, ну-ка ляг!», это был уже другой голос, и я бухнулась с размаху обратно, как два кадра: один кадр — я сижу, второй — уже лежу. Потом спрашивала, принесли ли моей соседке тазик, голос ответил «принесли-принесли». Я вроде затихла. Потом опять начала расспрашивать соседку, как она там. Мне кажется, я ее вообще достала.

Очень интересный процесс, когда сознание постепенно отвоевывает пространство у бессознательного. Потом я поняла, что я и соседка — это люди, причем разные, начала двигать руками перед глазами, видела потолок,но очень размыто. В общем, я поняла, что жива, и что скоро это состояние кончится. Потом смеялась, пока не поздно, и соседка смеялась. Каким-то макаром я добралась до телефона и позвонила мужу — Боже, что я там ему только не наговорила! Он это записал — и мне потом стыдно было слушать эту бредятину! После звонка я уже вполне осознавала свое тело, сознание почти полностью восстановилось, появились ограничения, стыд, небольшая боль, в общем, я пришла в себя. Все это продолжалось около получаса, но для меня там прошла целая вечность.

Оказывается, внутри я довольно разговорчивая, буйная и довольно веселая. Хотя в обычном состоянии вроде совсем не так. Мозг перезагрузился, сознание как будто очистилось от лиших мыслей, ушел страх смерти (не знаю, надолго ли).

Очень надеюсь, что такого больше не повторится, иначе к этому можно привыкнуть. Я вполне понимаю наркоманов, стремящихся уйти в эту другую реальность. Там хорошо, нет боли, нет страха, нет других людей, но нет и тебя самого. На самом деле это огромная иллюзия — что там что-то есть. Это полный отрыв и от реальности, и от Бога. Отмирание нейронных связей.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *