Любовь к животным. Тонкие грани добра и зла

«Моя котечка сегодня утром такое вытворяла!» — щебетала Валентина, привычно округляя свои большие глаза. С особым удовольствием она смаковала детали жизни своего питомца, о существовании которого знал уже весь офис. В какой-то момент складывалось ощущение, что жизнь молодой и привлекательной девушки замкнулась на этой животинке, издающей звуки «мяу».

Исключительная любовь к животному резко выделялась на фоне ее нелюбви к большинству людей. Точнее к той ее части, которая не могла принести ей никакой выгоды, а только отнимала время зря. Валю сложно было назвать злой, скорее меркантильной и добренькой за чужой счет.

Когда она за чужой счет пыталась выглядеть в глазах окружающих милой и пушистой, она легко подменяла понятия норм и морали. Красиво рассуждая о добре и зле, она любила пожалеть какого-нибудь несправедливо обиженного (с ее точки зрения) за чужой счет. Например, талантливого танцора, который совершил преступление, плеснув кислотой в лицо не менее талантливому танцору. «Ведь мальчик так молод и красив…» — вздыхала Валентина, накручивая длинный золотистый локон на указательный палец.

20140330Bff6EbrWg4rdibVp_FyCuI_large

Обладая кожно-зрительной связкой векторов, эта красавица была слегка недоразвита и очень сосредоточена на получении внимания к себе. Ходила в церковь, не особо веруя, но пытаясь снять страхи, обращась к святым защитникам; оправдывала воров, которые порой строили эти церкви. В определенной степени искаженное мировосприятие позволяет найти оправдание «благодетелю», нечестным способом завладевшему богатствами (читай — вору), который решил построить церковь на радость народу. И мы славим этого человека в стенах этой самой часовни, подменяя понятия добра и зла. И Валентина была ярким представителем таких вот оправдателей.

Ее любовь к животным подстегнула ее отказаться от мяса. Она испепеляла взглядом любого человека, употреблявшего в рационе животинок. Здесь она была непримирима, считая мясоедов убийцами животных. Она не изменила бы своих убеждений даже если бы человечеству грозила голодная смерть.

«Не ешьте меня, я хорошая!»

Совершенно понятно, что эта молодая особа остановилась на определенном (растительном) уровне развития. Обладая зрительным вектором, девушка не научилась выносить свои эмоции страха наружу, испытывая любовь лишь к представителям пушистых и мохнатых. Людей она воспринимала исключительно с точки зрения «польза-выгода», расчетливо используя в нужный момент, реализуя свойства кожного вектора.

Испытывая подсознательный страх быть растерзанной толпой, она перестала употреблять в пищу мясо, дав этому внешне вполне логичное объяснение. Любовь к животным… А на деле все вегетарианство исходит из-за внутренних страхов стать обедом самой. Отвращение к убийству – врожденная особенность людей со зрительным вектором. Как и страх смерти, который от рождения руководит ими. И именно этот страх, подкрепленный мощным воображением, рождает суеверия и домысливания. Поэтому кто-то снимает страхи в церкви, кто-то у гадалок, кто-то ударяясь в эзотерику. Способов много, результат один. Страх облегчается лишь на время, возвращаясь снова и снова и отравляя жизнь.

Добро и зло. Интересные понятия, несущие грандиозные смыслы. Где грань? Где та тонкая линия между добрыми и добренькими? И что значит быть добреньким за чужой счет?

20140330pqnODZgmREa0ejkA_hTUur_large

Извечные призывы к добру… Оправдывая воров и убийц, садистов и террористов, такие недоразвитие зрительники кричат о помиловании, ища доброе начало там, где его давно нет.

Личностям, несущим деструкцию в общество, маргиналам давно нет дела до слов о добром и прекрасном; они чихать хотели на призывы к морали и спасению души. Так почему же создаются целые партии «оправдателей» и защитников «сирых и убогих», которые не заслуживают ничего, кроме тюрьмы по закону?

Оказывается все просто. Страх, который не вынесли наружу. Человек со зрительным вектором в определенном состоянии «благородно» считает всех людей хорошими и добрым. На деле он подсознательно пытается проецировать свои внутренние мысли «я добрый» через себя на мир. Т.е. «я добрый» по отношению к другим, а значит, другие добры по отношению ко мне. И я вроде как в безопасности. Не дифференцируя по реальным нехваткам и сочувствуя кому попало, испытывая всепоглощающую любовь к животным вместо людей, такой человек со зрительным вектором совершает ошибку, оправдывая тех, кто давно потерял человеческий облик.

Главный корень – неправильное воспитание. И, как следствие, страх не за других людей, а за себя любимого. Желание быть добрым в глазах окружающих создает ложное ощущение безопасности. Потому что вроде как видовая роль выполнена (сострадание ближнему), и костер не грозит. А тот факт, что все наизнанку и за счет других людей и общества, которое будет страдать от преступных действий маргинальных личностей, данных зрительников не волнует.

Поэтому можно идти с транспарантами и требованиями отпустить какого-нибудь убийцу на волю вместо того, чтобы создать общественный фонд для больных раком детей, к примеру… Все наоборот. И движущая сила – страх.

Зрительный вектор дает нам четкое понимание эмоций как они есть. Правильное вынесение наружу в нужном направлении дарит миру «Мать Терезу» и ее эмпатию, как пример для подражания. Неправильное вынесение искажает понятия добра и зла, подменяя основы морали и культуры, показывая эгоистичность и черствость под маской добродетели.

Как правильно вынести страх наружу и научиться любить? Испытывать не только любовь к животным, но и ко всему миру в целом. Как правильно воспитать детей со зрительным вектором, чтобы в будущем из них не выросли бездушные куклы, требующие внимание? Как перестать бояться теней и играть роль жертвы? Подробно об этом можно узнать на тренингах по системно-векторной психологии.

Автор: Татьяна Борздая

Статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Бесплатный ОНЛАЙН тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *