Причины социофобии. Трепет испуганного сердца.

Через распахнутую настежь дверь, в длинный коридор доносился встревоженный женский голос: «Сколько можно ехать? Мы скорую уже 40 минут ждем!». От стен одного из корпусов крупнейшего ВУЗа гулко отбивались обрывки фраз: « Вы понимаете, что мы за студента ответственность несем? Это же учебное заведение…Да, мы уже сообщили матери. Она уже едет….и приедет раньше вас!».
В тесном помещении напряженная атмосфера. Сейчас людей здесь собралось больше обычного. На крайнем стуле возле двери, согнувшись пополам, полулежит юноша.
У него испуганное лицо, раскрасневшиеся щеки и очень прерывистое дыхание. Рядом стоит преподаватель, на паре у которого ему стало плохо 40 минут назад. Задыхаться он начал непосредственно на занятии. Опрос перед зачетом. Когда очередь дошла до него – он ничего не смог сказать, запаниковал и начал тяжело дышать. После – схватился за сердце и начал оседать на глазах у группы, лектора и своей любимой девушки.
Казалось бы, ничего примечательного, все «боятся» этого преподавателя – уж больно строго спрашивает. И все нервничают. Но такой инцидент – впервые. Попробуем разобраться в причинах социофобии — боязни публичных выступлений, страха оказаться в центре всеобщего внимания.


У студента и вовсе мальчишеское лицо – немного испуганное и даже как-то радостно удивляющееся. Скорой – нет. Столица в пробках, машины в которых, как известно, никого не пропускают.

Ждут.

Над мальчиком суетится одна из сотрудниц, работающая в этом тесном помещении. Сердобольная женщина переживает больше всех, не давая никому больше подойти к нему. Это ее голос раздавался в коридоре. Она уже залила в своего подопечного корвалол, и судорожно начинает читать над ним молитвы. В это же время, староста группы – по совместительству девушка несчастного студента, сбивчиво объясняет, что ему стало так плохо, потому что он готовился к опросу, но не мог ничего сказать. «У него всегда так – он учит, учит, а потом не может это выговорить перед людьми, а преподаватели думают, что он ничего не знает и ставят ему нули. Он не может ничего доказать».

В момент, когда после молитвы юношу осеняли крестным знамением – в проем двери влетает мама. И меняется в лице.

Молодая, стройная и очень деловая женщина, придя в себя после увиденного выспрашивает у сына – что же произошло. Сын отвечает ей с какой-то блуждающей полуулыбкой на лице. Наверное, из-за нее мама доверием не прониклась, и спросила не может ли ее сын встать и пойти домой. Но сын сказал, что не может встать со стула. Сердобольная женщина запричитала.
Как только до мамы донесли все подробности случившегося, в помещение вошли два врача скорой помощи. В целом, их ждали около часа. Сделав кардиограмму, вкололи успокоительное для сердца. И стали обстоятельно выяснять причины такого состояния. А именно, нет ли у здорового, прошедшего медкомиссию, и вполне благополучного парня 17 лет проблем с сердцем.

   Пока длится беседа, студент потихоньку разгибается, краска спадает и дыхание его выравнивается. Не пропадает только удивительно смешливое выражение лица – он то улыбается, как будто произошло нечто веселое, то у него вырываются смешки. Его мама смотрит на него удивленно, постепенно раздражаясь: «Чего ты смеешься?». Сотрудница, вызывавшая скорую, отвечает ей за сына: «У него же шок, ну что Вы».

Опрашивая маму с сыном, скорая, не обнаруживая ничего нового в их словах, выдает стандартные советы. Ну что можно сказать ребенку, который проводит свой досуг за компьютером с 5 лет? Занимается ли он каким-либо видом спорта? Футбол? – недолго, почти сразу бросил. И что же, все время сидит за компьютером? Ну, конечно, сидит, как и большинство его сверстников. Никаких жалоб на сердце, все хорошо было. Слабое поколение — делают выводы два немолодых врача. И советуют вести ребенка на УЗИ к знакомому (только знакомому!) кардиологу. Сокрушаются о том, что не видать армии достойных призывников, все — «вот такие». Чуть что – им уже плохо… И главное – была бы девушка, а то – просиживать штаны…Но девушка оказалась не только существующей, но и присутствующей. Ее тут же и спросили: «Ну и что же, нравится Вам, что парень в монитор смотрит?» — «Конечно, — с гордостью ответила девушка, — он же там программирует!». Мама уверенно кивнула.

С выражением невыносимой муки на лицах, наши, достойные всякого уважения, доктора оставили маму в легком недоумении. «Так почему так получилось? И что же делать?», – читалось в ее глазах.

И невыразимое облегчение у всех присутствующих: в этот раз обошлось.

Но напрасно доктора обвинили во всех грехах работу за компьютером и малоподвижный образ жизни. Не это сделало нашего героя неспособным отвечать перед публикой, не это вызвало реакции со стороны организма.

А действительно, почему так получилось? Ответим на вопрос с помощью Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Согласно этому подходу, наш злосчастный студент – анально-зрительный звуковик, т.е. у него в наличии сразу 3 вектора. Его звуковой вектор имеет относительную реализацию. У этого вектора, как ни у какого другого, самая важная миссия – узнать «Зачем я живу? Какая цель моей жизни?». Пытаясь ответить на эти вопросы, человек абстрагируется от окружающей реальности, и размышляет. Ему не должны мешать. Звуковик пускается в свои размышления так далеко, что не сразу может вернуться из внутреннего сосредоточения, и долго не может сообразить, чего от него хотят окружающие, когда к нему обращаются. Звуковой человек стремится сосредоточиться на своем вопросе, бессознательно «выключаясь» из общения. Ему сложно вынырнуть из своих размышлений, чтобы отреагировать на обращение к себе, ответить на вопрос. И совершенно неважно, кто его задает. В любом случае, это отвлекающий фактор. Поэтому для окружения он всегда будет слегка «заторможенным». Для учителей в школе – отстающим, а для профессоров и доцентов может оказаться просто неудом, не выучившим материал, и долго подбирающим подходящие слова.
Это не значит, что звуковик не может ответить или не знает ответ. Он гораздо быстрее и полнее всех использует любую информацию, но чтобы это показать, нужно вовремя среагировать на раздражающий фактор в виде вопроса. И когда звуковику это удается, это значит, что он успешно справился с задачей – переключился с себя на другого человека.


Как свойственно современному звуковику, наш герой все время проводит в виртуальном мире компьютерных программ и кодов, игнорируя и не получая удовольствия от обычных, «земных» благ, в виде занятий спортом и посиделок с друзьями. Юноша программирует, хотя учится совершенно на другой специальности. Программирование более или менее наполняет его звуквой вектор, это его реализация. Среди ровесников, в современную информационную эру, такое времяпрепровождение считается почетным и уважаемым. Подчас, более уважаемым, нежели занятия музыкой или изучение иностранных языков в свободное от учебы время.

Откуда же тогда у сформировавшегося человека эта полная невозможность выразить свои мысли перед другими людьми? Он не просто долго соображает, выныривая из звукового сосредоточения, он напрочь забывает, что он учил и так эмоционально остро реагирует на необходимость быть в центре внимания, что у него возникают даже телесные симптомы. Так проявляет себя социофобия.

Причины социофобии

Для выполнения своей видовой роли – систематизации полученных знаний и передачи следующим поколениям – анальнику дана усидчивость и аналитический склад ума, а также прекрасная память. Информация сортируется «по полочкам» уже при ее получении, поэтому усваивается медленно, но верно. Если его подгонять, прерывать – он входит в ступор. Его нельзя перебивать, он не способен быстро переключаться с одного дела на другое, делать несколько дел одновременно. Свойственный ему врожденный страх опозориться вызывает трудности в любой ответственный момент, в частности при выступлении на публике, перед другими людьми. Это вызывает еще больший стресс у анального вектора, от волнения у него отшибает память.

Стресс большой силы может вызывать нарушение упорядоченности работы организма. В частности, самого важного органа, который задает этот порядок, ритм – сердечной мышцы. Для анального вектора сердечная мышца является одной из наиболее чувствительных к стрессу. Однако, не каждый стресс бьет человека с анальным вектором «прямо в сердце».

Так что же произошло?

Еще один вектор, которым наделила нашего студента Природа, — этозрительный вектор. Как видит человеческий глаз, собирает всю образную информацию, которую только может охватить – так человек со зрительным вектором способен к сбору информации об окружающем мире. Но зрительник не только собирает, но и чувствует каждый ее аспект, ощущает через эмоцию. Ему свойственна большая эмоциональная амплитуда. Потому такие люди очень впечатлительны. Всё происходящее вокруг них вызывает бурю эмоций. Буря эта варьируется между чувством страха и чувством любви, как двумя полярными точками.

Чем больше зрительный человек проявляется в любви и сострадании, тем меньше места остается страхам. Если зрительному человеку не хватает реализации, его эмоции остаются невостребованными, невыраженными в позитивном ключе, вся неиспользованная эмоциональная амплитуда будет наполнена противоположными чувствами – страхом, беспокойством, драматизацией любого события.

Таким образом, используя Системно-векторную психологию, мы и можем разобраться в причинах социофобии и получить исчерпывающее объяснение случившегося:

Участвуя в опросе, важном для его учебы и оценки, студент уже находился в напряжении. Еще до того, как до него дошла очередь, он уже переживает. Первым включается стресс анального вектора — боязнь опозориться, не оправдать ожидания педагога, девушки, и в конце концов свои собственные. 
Кроме этого, из-за ступора анального вектора, студент начинает «ничего не соображать» — туго вспоминать известную ему информацию, и не может повторить то, что усвоил.

В момент стресса нижнего вектора, к нему подключается нереализованный верхний – зрительный. Оказавшись в центре всеобщего внимания, зрительный вектор «раскачивает» стресс во много раз, подключая к нему эмоциональное состояние страха. Именно эта зрительная раскачка в страхе, которую и называют социофобией, проявляется в сбивчивом дыхании, головокружении, ощущении обморока и дискомфорта в области сердца. И вот студент, схватившись за грудь, оседает на место, с которого только что встал.

Так, Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет реакцию любого человека на те или иные события. И все становится ясно и понятно. И больше нет возможности задавать себе вопросы: почему происходит так, а не иначе. В частности, почему здоровый молодой человек в свои 17 лет получает сердечный приступ на рядовом занятии в институте.

П.С. Вы, конечно, хотите знать, почему парень улыбался?

Зрительный вектор, которому так не хватает реализации, получил наполнение в эмоциональной раскачке и еще больше – от внимания, обращенного на него. В определенном состоянии зрительный человек настроен потреблять сопереживание для себя, иногда даже прибегая к эмоциональному шантажу, более или менее осознанному. Чем более развит и реализован зрительный вектор у человека, тем больше он отдает от себя эмоции другим эмпатией и сопереживанием состояниям окружающих. Все это остается непонятным и для самого юноши и для его мамы. Ведь вектора с их свойствами скрыты от человека, не знакомого с Системно-векторной психологией.

П.П.С. Как все-таки избежать таких реакций? Как помочь детямадаптироваться в школе? Что сделать этому юноше и его матери во избежание повторения подобных ситуаций?

       Не ищите ответы долго. Послушайте лекции Ю. Бурлана. Еще не поздно.

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *